Хультен низводит R. parvifolium в синонимы R. lapponicum или, в лучшем случае, в ее кустарниковую разновидность, с чем мы не можем согласиться. На основании доступных нам гербарных материалов мы склонны считать, что на территории России вид i?. lapponicum замещается самостоятельным видом R. parvifolium. По внешнему облику оба вида необычайно похожи, но хорошо отличаются числом тычинок в цветке. В цветке R. parvifolium всегда 10 тычинок, в то время как у R. lapponicum число их варьирует от 5 до 8. Е. А. Буш для «Флоры России» приводит только R. parvifolium, полагая, что за пределами России — в Гренландии, Скандинавии и Северной Америке — произрастает R. lapponicum. В то же время она указывает R. parvifolium для Аляски и Алеутских островов. Однако среди коллекции Гербария Ботанического института АН России с этих территорий R. parvifolium мы не обнаружили; поэтому вопрос о произрастании R. parvifolium на северо-западе Северной Америки остается открытым. Хультен в ряде цитированных выше работ сообщает о том, что и на северо-западе Северной Америки широко встречается кустарниковая форма R. lapponicum с прямостоячими столиками до 70 см высоты, которую он отождествляет с var. parvifolium.

R. parvifolium в резко континентальных таежных районах Восточной Сибири — обычное, массовое растение низких кустарниковых зарослей надпойменных террас, заболоченных лиственничников и т. д. В горных районах восточной части Южной Сибири и в Верхояно-Колымской горной стране вид также широко распространен в долинах лесного пояса, но особенно массовым становится в полосе подгольцовых редколесий и в нижней части гольцового пояса, где растет в кустарничковых моховых и лишайниковые тундрах, в кустарничковых щебнистых тундрах, приобретая простратную форму роста; часто является спутником Betula exilis, но имеет более широкую экологическую амплитуду. В Хараулахских горах едва достигает пределов тундровой зоны; весьма обычен в гористых материковых районах Чукотской тундры и в подзоне крупных стлаников бассейнов Гижиги, Пенжины и Анадыря, но становится редким на побережье Берингова моря. На Чукотке наиболее характерен для горных кустарничковых тундр с сочетанием гипоарктических и аркто-гольцовых кустарничков; а также для кустарничковых сообществ песчано-галечниковых грив высокой поймы и низких террас. В восточных приморских районах чаще встречается на обогащенных известью субстратах, избегает «ветроударных» участков, зимой оголенных от снега.

Хараулахские горы; север Аню некого и Анадырского нагорий; побережье Чаунской губы; Чукотское нагорье; Чукотский полуостров; бассейны Анадыря и Пенжины; Корякское нагорье и побережье; низовья Гижиги…