В отличие от Е. palustre, предпочитающего эвтрофные субстраты, но мирящегося и с весьма бедными, почти олиготрофными, Е. davuricum — отчетливо базифильный вид, приуроченный к выходам основных, особенно карбонатных пород. Обычно это небольшое и неветвистое растение, но в благоприятных ситуациях достигает высоты 25 и даже 40 см и иногда ветвится. Растет чаще всего но ключевым болотцам или достаточно увлажненным каменистым тундрам или тундроподобным луговинам, сырым разнотравно-ивнячково-моховым тундрам, на влажных скалах и обнажениях. Форма, описанная как Е. arcticum, наиболее типична для суглинистых голых пятен в сырых пятнистых тундрах.

Мурман; Канин; Колгуев; Большеземелъская тундра; Полярный Урал; Пай-Хой, Вайгач, Новая Земля; Ямал, Гыданский полуостров; низовья Енисея, Таймыр; низовья Оленека, Лены, Хараулахские горы., губа Буор-Хая; низовья Индигирки и Колымы; Анюйское; Чукотское нагорья, Чаунская низменность, о. Врангеля; Чукотский полуостров; бассейн Анадыря и Пенжины, Корякское побережье…

Зарубежная Арктика. Арктическая Аляска; арктическое побережье Центральной Канады; Канадский Арктический архипелаг; Западная и Восточная Гренландия; арктическая Скандинавия.

Вне Арктики. Фенноскандия; Беломоро-Кулойское плато; плато Путорана; Алтай, Тувинское нагорье, Западный и Восточный Саян; Становое нагорье; Центральная и Южная Якутия, Верхояно-Ко- лымская горная страна; Камчатка; Аляскинский хребет, верховья р. Юкон, горы Маккензи, Скалистый хребет, лесотундра Центральной Канады и к югу от Гудзонова залива; северотаежные районы п-ова Лабрадор, о. Ньюфаундленд.

Гипоарктический амфиокеанический вид. В свое время Хаускнехт описал из приберингийских районов 3 вида: Е. sertulatum, Е. Bongardii и Е. behringianum. Однако при этом он основывался главным образом на общем облике и мощности развития растений, но не указал ни, одного из тех признаков, которые действительно стойки и могут служить у кипреев для различения видов. При самом внимательном и повторном изучении как аутентичных материалов, так и теперь уже весьма многочисленных новых сборов с Камчатки, Курил и Чукотки мне не удалось найти каких-либо отчетливых и стойких отличий, которые позволили бы признать упомянутые виды Хаускнехта. А поскольку они лишены и какой либо географической обособленности, их нельзя признать и за подвиды. Совершенно непонятно также, почему Хаускнехт, признавая на Камчатке наличие Е. Hornemannii, значительную часть образцов этого вида с Камчатки и Курил причислил к формам Е. lactiflorum. Цитируемые Хаускнех- том образцы сохранились и имеют достаточно характерную для Е. Hornemannii морфологию.