В пределах своего достаточно компактного ареала A. triflora освоил разнообразный спектр экотопов, предпочитая участки малоснежные или зимой оголенные от снега; часто растет в местах, где отсутствует сплошное задернение. Особенно характерен вид для каменистых и щебнистых, а также полигональных тундр, в южной части ареала — для куртинной и пятнистой дриадовой тундр, песчаных холмов и гор; однако, будучи обычен в арктическом Верхоянье, вид исчезает почти сразу при переходе в субарктическую часть Верхоянского хребта, несмотря на то что его характерные экотопы здесь не менее широко представлены. A. triflora очень часто встречается и на приморских и приречных сухих песчано- галечниковых гривах, на красочных тундровых луговинах по склонам оползневых бугров-байджарахов, иногда на зоогенных луговинах, тенистых карнизах скал; был собран и в сырой осоково-моховой тундре. A. triflora принадлежит секции Androsace, в которой, однако, по строению чашечки и венчика он ближе всего не к другим многолетним видам, а к A. septentrionalis, переход к многолетнему поликарпическому циклу развития в данном случае, очевидно, вторичен и сопровождался удвоением набора хромосом. Значительная систематическая обособленность A. tri- flora, его почти всецело арктический ареал, широкое распространение на островах в области ныне затопленного полярного шельфа, частое произрастание на рыхлых субстратах — все это позволяет думать, что становление вида совпало по времени с формированием эоарктической флоры и происходило на неоледенев- шей полярной окраине Сибири в области осушенного шельфа.

Евразиатско-западноамериканский аркто-альпийский вид с обширным, отчетливо дизъюнктивным ареалом. В умеренных и южных широтах растет преимущественно в горах на сухих каменистых местах. На севере также наиболее характерен для горных экотопов, кроме того, активно заселяет сухие береговые склоны, приречные и приморские галечники.