Во многих районах советской Арктики P. boreale встречается в большом количестве, являясь одним из доминантов сухих псаммофитных луговин. Растет преимущественно на песчаных почвах на склонах речных и морских террас, береговых валах и холмах, нередко также на песчано-галечниковых и галечниковых отложениях в речных долинах. Обычно входит в состав мезоксерофитных травянистых сообществ, встречается и в дриадовых тундрах. В горных районах нередок на зарастающих щебнистых осыпях и скалах. Очень характерен для зоогенных луговин. В пределы лесной зоны заходит по приречным пескам и галечникам, а также по обнажениям различных пород. В Верхоянском хребте и хр. Черского часто растет на остепненных сухих лугах и в лугостепных группировках депрессий крутых южных склонов. Очень интересным является далеко оторванное от основного ареала местонахождение этого вида на песках северного побережья Онежского озера.

 

 

Амфитихоокеанский бореальный вид

Его типичные экземпляры хорошо отличаются от всех форм многообразного P. boreale более высокими, дуговидно изогнутыми стеблями с несколькими рассеянными группами более мелких розово-голубых цветков, однако из-за сравнительной легкости гибридизации между этими видами они не всегда четко различимы. В советской Арктике, вероятно, не встречается; на этикетке цитированного выше экземпляра указание на р. Б. Анюй стоит с вопросительным знаком, да и сама река в Арктику не заходит. Принадлежность к P. pulcherrimum нескольких отцветших экземпляров из бассейна Анадыря сомнительна. Более вероятно, что это гибриды P. boreale X У. Р. pulcherrimum.

За пределами Арктики обитает в лиственничных, еловых и березовых лесах обычно у выходов различных пород, на каменных россыпях или среди валунов. В Арктике может встретиться в лиственничных редколесьях или на влажных замшелых склонах.

 

 

 

ФЛОКС

Североамериканский род, насчитывающий 50-60 видов, распространенных преимущественно в области Кордильер и Великих равнин; лишь один вид — Ph. sibirica L., как выяснилось сравнительно недавно, не встречается в Северной Америке; он широко, но несколько спорадически распространен в континентальных районах Сибири, достигая на западе Среднего и Южного Урала и даже проникая в башкирское Предуралье; в область нашей «Флоры» он проникает лишь в горном правобережье Колымы и в некоторых соседних районах Анюйского нагорья, близких к границе леса. До недавнего времени этот вид считался единственным представителем рода в Евразии и единственным, видом, общим для двух континентов; однако в результате исследований