американских ботаников стало ясно, что традиционно относимое к этому виду растение Аляски и Юкона представляет, самостоятельный таксон из подсекции Sibiricae Wherry. Как будет показано ниже, этот же вид встречается на выходах известняков на востоке Чукотского полуострова. Если Ph. sibirica — растение, в основном луговых степей, сухих скал, светлых сухих лесов, чукотско-западноамериканский Ph. alaskensis Jordal — растение низко арктическое и аркто-альпийское, обитающее в сухих щебнистых тундрах и луговинах на вершинах и гребнях известняковых холмов и гор, известняковых останцовых скалах.

Оба вида принадлежат к наиболее богатой видами группе узколистных и менее крупноцветковых флоксов, образующих бочлее или менее обширные куртины; основной очаг видового разнообразия этой группы расположен в сухих областях североамериканских Кордильер. Проникновение обоих видов в Азию несомненно произошло через Берингию, однако для предка Ph. sibirica s. str. необходимо допустить более раннее проникновение в Азию, о чем свидетельствует и обширный дизъюнктивный ареал этого вида. Вполне возможно, что Ph. alaskensis произошел от Ph. sibirica, «вернувшегося» на северо-запад Северной Америки в один из последующих циклов осушения берингийского шельфа; однако решать этот вопрос нелегко ввиду существования более или менее родственных таксонов и в североамериканских Кордильерах. Оба растения — диплоиды, с 2п=14.

Формирование Ph. alaskensis, очевидно, имело место в условиях изоляции берингийского рефугиума горными ледниками, в суровой континентальной обстановке, о чем говорит аркто-альпийский тип ареала вида; интересно, что Ph. sibirica s. str. на Западной Чукотке и во многих районах Сибири не является кальцефитом. Известняковые холмы и горы восточной и юго-восточной частей Чукотского полуострова, где ныне обитает Ph. alaskensis, возможно, входили в первичную область формирования этого вида, хотя нельзя исключить и то, что он проник сюда с Аляски в одно из позднейших осушение берингийского шельфа. На выходах известняков и основных пород в бассейне Анадыря, на Центральной Чукотке и о. Врангеля представители рода отсутствуют. Сходная дизъюнкция отмечается в распространении Oxytropis deflexa ssp. deflexa и О. deflexa ssp. Dezhnevii, Hedysarum dasycarpum и H. Mackenzii, Carex petricosa s. 1.

Континентальный сибирский вид с дизъюнктивным распространением. На юге Сибири и в Центральной Якутии встречается в сухих травянистых, нередко остепненных борах, лиственничниках, березняках, в луговых степях и на остепненных лугах, скалах. В северотаежных районах Восточной Сибири более характерен для травянистых сообществ скальных выходов; в Верхояно-Колымской горной стране растет также на реликтовых степных участках, сухих остепненных скальных луговинах. В таких же условиях встречен и в тундровой части Анюйского нагорья. Более непрерывное распространение вида в Сибири, по-видимому, имело место в криоаридные фазы плейстоцена, как и проникновение его предка из Америки в Азию.