В низкогорном, так называемом Рудном Алтае, в бассейнах правых притоков Иртыша, Убы, Улыбы и среднего течения Бухтармы (51°00′ — 49° 10′ с. ш. и 82°20′ — 86°10′ в. д.) основное ландшафтообразующее значение имеет сибирская пихта. Только в среднегорья на границе с Алтайским краем и в верхних частях Ивановского и Ульбинского хребтов пихта уступает господствующее положение смешанным кедрово-листвепничным лесам. На юго-восток, в местности между 48°50′ — 49°45′ с. ш. и 84°35′ — 87°10′ в. д., в бассейне верхнего течения Бухтармы и ее притоков (Белая, Черновая, Борель и Колмачиха), и в левобережье Иртыша вплоть до оз. Маркаколь ареал пихты, по итологии А. П. Ильинского (1929), становится «сетчатым» или сокращающимся и основная ландшафтообразующая роль переходит к насаждениям сибирской лиственницы с примесью кедра. Среди пихтачей на скальных обнажениях коренных пород можно встретить и сосну обыкновенную, однако доля участия ее в ландшафте очень незначительна. Изолированное местообитание пихты (около 60 га) отмечено на низкогорном Калбинском хребте (левобережье Иртыша) в границах Аюдинского лесхоза, территория которого занята в основном сосновыми насаждениями, о чем упоминалось ранее.

Далее к западу (хребты Тарбагатай и Чингиз-Тау) пихта исчезает совсем и появляется вновь в Джунгарском Алатау, уже в пределах Алма-Атинской области.

В Джунгарском Алатау сибирская пихта произрастает только на северном микросклоне, где редко формирует чистые по составу древостое. В большей части она сопутствует ели Шренка, иногда занимая в этих насаждениях господствующее положение.

На Алтае пихтовые леса отличаются некоторыми характерными чертами и называются местным населением «чернь», черневые леса, или черневая тайга.

Характерная особенность алтайской черни, отличающая ее от темнохвойной тайги Западносибирской низменности, —  пышное развитие высокотравью, достигающего 2-4 м высоты, и присутствие среди него некоторых реликтовых форм, совершенно не свойственных Сибири (за исключением Амурской области и Уссурийского края). Чернь с липой на предгорьях Кузнецкого Алатау П. Н. Крылов (1902) рассматривает как остатки широколиственных лесов эпохи плиоцена. По его словам, «это как бы крайние форпосты формации широколиственных лесов Европы на Алтае».

Полагая, что в флористическом отношении характерные особенности черни даны Крыловым очень удачно, В. И. Баранов (1931) считает, что пихтовые леса Рудного Алтая, где липа в настоящее время отсутствует, целесообразно рассматривать следующим образом.

Черневая тайга — район распространения высокотравных, по преимуществу пихтовых лесов со спорадической встречаемостью реликтов, обнаруженных П. П. Поляковым.

Нагорные пихтовые леса различных вариантов, в зависимости от их высотного положения в рельефе местности, в нижних ярусах которых нет упомянутых выше реликтов.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60